Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Храм Преображения Господня
на Преображенской площади

О Пассиях

Четыре воскресных вечера со второй по пятую неделю Великого поста в храмах совершают особую службу, называемую Пассия. Произошло это название от латинского passio, что по-русски означает «страдание», а на церковно-славянском будет звучать как «страсти», из чего следует, что на этих службах вспоминаются страдания Спасителя: его моление, арест и неправедный суд, бичевание и издевательства, распятие и смерть на кресте. Цель Пассий та же, что и у Великого поста – приготовить христиан к Страстной седмице – седмице Страданий и смерти Господа и Бога нашего Иисуса Христа.

На каждой службе прочитывается повествование об этих событиях одного из евангелистов: на первой 26 и 27 главы от Матфея, на второй – 14 и 15 от Марка, на третьей – 22 и 23 от Луки, на четвертой – 18 и 19 от Иоанна. По традиции, во время чтения Евангелия молящиеся стоят с зажженными свечами в руках, а в конце службы все верующие с благоговением подходят поклониться перед Распятием, Крестом Христовым, который на пассии выносится на середину храма.

На пассии непременно произносится проповедь с поучением об Искуплении. Вначале служба состояла только из чтения Евангелия, но народное благочестие добавило к нему еще и акафист Кресту Христову или Страстям Господним, которые обычно поются не только певчими, но и всеми богомольцами. Не удивительно, что пассию так любят русские православные христиане.

Пассия - это самая поздняя по времени возникновения православная служба. Она была составлена в середине XVII века митрополитом Киевским Петром (Могилой), создателем многих литургических форм. Первоначально пассии были распространены в южных областях России. Они хоть и не входят в богослужебный Устав (Типикон) Церкви, но так полюбились верующим, что к концу XIX века их стали совершать повсеместно.

Правда, в некоторых кругах бытует мнение, что пассия – порождение католицизма. В ней усматривают подобие католических месс, эмоциональных и наполненных яркими образами, которые вызывают у молящихся чувства, подобные переживаниям зрителей в театре. Это мнение ошибочно. Напротив, митрополит Петр составлял последование православной службы в противовес пышным католическим богослужениям. Дух нашей пассии совершенно иной: в православном понимании сопричастность страданиям Христа выражается, прежде всего, в словах и смысле молитвы, а отнюдь не в эмоциональном переживании исторических событий.

Нам не дано было присутствовать при Страданиях и Смерти Господа Иисуса Христа. И служба Пассии не переносит нас в те далекие времена, когда Господь страдал на Кресте. Она, указывая на образ Христовых Страданий и Смерти, как метрономом заставляет выверить нас свое духовное состояние. Принимаем ли мы на себя добровольный крест самоотречения и следования за Христом? Способны ли мы, как и Христос, также безропотно и смиренно переносить обиды и оскорбления от наших ближних и дальних? Можем ли мы так же, как и Христос, искренне молиться за наших обидчиков? Хватает ли у нас сил добровольно распинать свои страсти, желания плоти и греховные помыслы, уподобляясь Христу, добровольно принявшему Распятие и смерть за нас? Если это так, тогда мы воистину становимся причастниками Крестной Жертвы Спасителя, потому что праведная добродетельная жизнь сама по себе есть большой подвиг, она всегда связана с отсечением своей воли, борьбой со страстями и уподоблением Христу. Если же не стремимся мы к праведности, тем самым мы отрекаемся от Христа. И наши грехи становятся подобны тем язвам, которые наносили Христу Его мучители и убийцы.

Таким образом, в центре внимания Пассии выступает душа человека, уподобляющаяся Христу либо отвергающая Его. Через это верующие призываются к покаянию в своих прегрешениях и внимательному и строгому рассмотрению своих отношений с Богом.


Возврат к списку